Гоша Великанов, который воспринимал христианство всерьез

В Москве состоялся вечер памяти алтарника, спасшего человека из-под поезда


Москва, 25 января, Благовест-инфо. Вечер памяти Георгия Великанова (13 июня 1982, Москва — 24 января 2018, Красногорск), служителя Русской Православной Церкви, алтарника, катехизатора, устроили его родные, друзья и сослужители в Культурном центре «Покровские ворота». Они собрались 23 января, накануне четвертой годовщины со дня гибели Георгия, который спас упавшего на рельсы человека ценой своей жизни.

Вечер начался с фильма, который собрала из кадров семейной и дружеской хроники мама Гоши (как все привыкли называть Георгия) Ольга Геннадьевна. Мальчик из интеллигентной семьи, который занимался музыкой, путешествовал с родителями, учился в творческом московском лицее, вырос в глубоко верующего человека, преданного Христу и Церкви, он служил в храме Всемилостивого Спаса в Митино как катехизатор и певчий, закончил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет (ПСТГУ), готовился к принятию священного сана.

В фильме он произносит такие слова: «Я бы хотел, чтобы было как можно больше сердца в том, что я делаю, говорю, переживаю. Жизнь сердца и есть жизнь истинная, именно в сердце я могу встретиться с Богом и с ближним, именно сердцем я могу в пределе обнять весь мир, все, что есть в жизни, чтобы жизнь расширялась, чтобы она заполняла тебя, чтобы ты мог как можно полнее переживать сопричастность с другими».

Те, кто знали Гошу с детских лет, вспоминали, что такие мысли, такое восприятие христианства появилось в нем не вдруг. Протоиерей Александр Борисов помнит его в числе учеников одной из первых в Москве легальных воскресных школ (они были разрешены после 1988 г., когда в СССР отмечалось 1000-летие Крещения Руси) при храме на Речном вокзале, а с 1991 г. – при храме свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине, где о. Александр стал настоятелем. Священник наблюдал за юношей, который принимал активное участие в социальном служении общины (помощь беженцам и бездомным), и он не был удивлен, услышав, что для Гоши так «обострился богословский вопрос о том, что такое в христианстве сердце, как это связано с разумом». «Гоша был глубокий, серьезный, открытый человек», – таким помнит его священник в то время, пока Гоша не ушел вместе со своими друзьями в новый строящийся храм на окраине Москвы. О. Александр зачитал несколько показательных фрагментов из книжечки высказываний Гоши о свободе, духовной жизни, о Христе, об общине.

Ирина Языкова тоже помнит Гошу с детства, с той самой воскресной школы. Будучи старшеклассником, он как-то попросил ее посоветовать книги об исихазме. Ее поразило, что подросток, по его словам, хотел знать, что такое «сердечная молитва», хотел написать об этом работу в гимназии. «Я поняла, что интерес этот неслучаен: христианство для него было глубоким и сердечным. Гоша был богословски хорошо образован, он мог бы вырасти в крупного богослова. Он – из тех редких людей, которые воспринимают христианство всерьез, не теоретически, а практически. Его интересовало глубинное, неповерхностное христианство, сердечное проживание жизни и серьезный ответ на призыв Христа. Это проявилось и в смерти», – сказала Языкова.

«Подлинное общение с Богом в молитве – центральная мысль многих статей Гоши», – отметил диакон Леонид Джалилов. По его воспоминаниям, в последние годы Гоша записывал свои богословские размышления в любую свободную минуту, его статьи публиковались на портале «Православие.ру» и других ресурсах. О. Леонид зачитал несколько фрагментов, посвященных осмыслению христианского единства. «Если ученики Христа сохранят единство и любовь – качества Царствия, – это, в каком-то смысле, «гарантия» того, что в замысленное Богом единство сможет войти все человечество. Единство христиан – свидетельство того, что Царство Божие действительно существует, что возможны между людьми эти совершенно новые отношения, основанные не на симпатиях, предпочтениях, личных интересах или стремлении к власти, а на Христовой любви», – писал Георгий Великанов, которого, по свидетельству друзей, «очень ранили» разделения в среде христиан.

О. Леонид рассказал, что в небольшой комнатке при храме, где какое-то время жил Гоша, у него были иконы и портреты людей, которых он почитал, не только православных. «Он с этими святыми находился в общении, это были его ежедневные собеседники, особенно мученики всех церквей, он собирал по крупицам информацию о них, писал статьи», – вспоминал диакон.

Об особом отношении Гоши к новомученикам, о самом феномене мученичества и смысле невинной жертвы размышляла библеист Анна Шмаина-Великанова, которая прислала на вечер памяти свой текст, его зачитал о. Леонид.

Наталья Великанова, вдова Гоши, рассказала, что за прошедшие с момента его гибели четыре года она не встречала подобных ему людей, которые так по-братски, по-христиански относились бы к любому человеку. Однако недавно жизнь свела ее с такими людьми: оказавшись в больнице с тяжелым ковидом, она стала свидетелем настоящего подвига священников и волонтеров, которые несли служение в «красной зоне» и очень помогли ей. «Священник говорил мне: «Ты должна жить, сделать все в честь своего мужа». Это очень меня поддержало», – поделилась Н. Великанова. Для нее важно, что поступок, подобный подвигу Гоши, совершил недавно священник, спасший человека, упавшего с платформы. «Только это случай с более счастливым концом», – отметила вдова.

По ее словам, уже после гибели Гоша оказался причастен к важному делу: правительство Московской области признало его «человеком года» в 2018 г., и благодаря этому начался проект перестройки железнодорожных платформ. «Теперь есть подземные переходы, люди не бегают по путям. Я верю, что это какой-то прорыв с неба, святые могу влиять на нашу жизнь», – сказала она.

Священник Григорий Геронимус – настоятель храма Всемилостивого Спаса в Митино, в котором, по его словам, Гоша «не только окормлялся, но и окормлял». Гоша не имел священного сана, готовился к его принятию, но «для многих он стал духовным наставником, многие к нему обращались за советами, вглядывались в его личность, в его реакции – в нем видели образ христианина», пояснил священник. Он подчеркнул, что это характерно для Гоши – он не только получал, но и многое отдавал молодому приходу, который «во многом и сформировался его усилиями». Вспоминая о том, что Гоша был очень открытым, «настоящим», что ценности, к которым стремился, он воплотил в своей жизни, о. Григорий отметил: «Когда Гоши не стало, выяснилось, что огромное число людей жило в свете Гошиной веры, видели его как лучшего друга, спасителя в трудных обстоятельствах, даже те, кто немного с ним общался».

Друзья вспоминали, что Гоша любил христианские песнопения на разных языках. На вечере хор храма Всемилостивого Спаса в Митино исполнил некоторые песнопения, в том числе – на армянском, грузинском, латинском языках. Оказывается, Гоша не только пел в хоре, но и сам писал богослужебные песнопения: хор исполнил фрагмент из Евангелия от Иоанна, который положил на музыку Гоша.

Юлия Зайцева


http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=4&id=98595



10 просмотров