Легойда: чем дальше от христианских корней, тем ближе к хаосу и войнам


Интронизация патриарха Московского и всея Руси Кирилла 1 февраля 2009 года, состоявшаяся вскоре после его избрания на первосвятительский престол, стала определяющим событием в современной истории Русской православной церкви. В ее 13-ю годовщину председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда в интервью РИА Новости рассказал об особенностях и реформах церковной жизни, о стоящих перед всем обществом духовно-нравственных вызовах, об отношении Церкви к современным биотехнологиям, новшествам в законодательстве и важнейшим событиям геополитики, а также поделился своим видением будущего. Беседовала Ольга Липич.


Как Церковь празднует 13-летие интронизации патриарха Кирилла, и почему эта дата считается общецерковным праздником, в отличие, например, от дня рождения духовного лидера? Как эту годовщину отмечает сам Святейший?

– День интронизации для верующих – это, среди прочего, повод вспомнить о действии Святого Духа в Церкви, без которого невозможно было бы избрание предстоятеля. В этом наша вера, и она находит подтверждение, когда мы задумываемся о том, какими сложными были эти годы и приложения каких усилий они требовали от патриарха Церкви Русской.

Конфликт на юго-востоке Украины, признание Фанаром раскольников и последующие гонения на каноническую Церковь на Украине, пандемия коронавирусной инфекции, гонения на христиан, – это лишь неполный список тех вызовов, с которыми столкнулась Церковь всего за несколько лет.

Мы верим в то, что без благодатной помощи Божией патриарший куколь совершенно неподъемен. Патриарх Кирилл не раз говорил, что его "силы укрепляются молитвой многих архипастырей, пастырей, народа Божиего". Поэтому празднование годовщины интронизации, на мой взгляд, олицетворяет еще и молитвенное единение предстоятеля и паствы. И поэтому это торжество всегда отмечается совершением праздничного богослужения, за которым присутствует большинство епископата, множество клириков и мирян. К сожалению, сейчас эта традиция не сможет быть реализована из-за пандемии, но нет таких преград, которые стали бы на пути общей молитвы в этот день.


Разукрупнение епархий и другие церковные реформы, инициированные патриархом Кириллом, строительство в Москве сотен новых храмов, достижение договоренности о преподавании в школах Основ православной культуры, введения теологии в список научных специальностей ВАК, борьба за выведение абортов из системы ОМС, встречи с папой Римским – эти и многие другие шаги вызывают неоднозначную реакцию в обществе. Почему так и как реагирует на это патриарх?

– Все масштабные свершения в церковной жизни, которые произошли за последние 13 лет, были бы немыслимы без поддержки, как внутри Церкви – клириками, епископатом, мирянами – так и многими небезразличными к Церкви людьми в обществе, государстве, в науке, культуре и искусстве.

Так, например, строительство новых храмов в Москве и многих других городах и весях – это плод соработничества представителей государственной власти и благотворителей, архитекторов и строителей, простых людей, которые хотят, чтобы в их районе, городе появился дом Божий.


Преподавание основ православной культуры – это жертвенный труд многих тысяч людей, в их числе преподавателей, ученых, методистов, которые не выполняют чье-то поручение, а, действительно, не видят будущего нашей страны без молодежи, образованной в сфере собственной духовной и культурной традиции. И готовы приложить ради этого усилия.


Борьба с доступностью и "нормальностью" абортов, создание приютов для беременных – это дыхание жизни в обществе. Среди антиабортного движения немало и тех, чьи души были изранены последствиями этой варварской операции.

Изменение отношения к абортам и их количество оставляют хоть небольшой, но повод к оптимизму.

Что касается диалога с католиками, то у него есть повестка, которая связана с общей защитой традиционных ценностей, брака, осуждения гонений христиан. Нельзя не сказать и о том, что кликушество с апокалиптическими нотками, которое мы подчас слышим по поводу любых межконфессиональных контактов – не аргумент в дискуссии.

Свое служение патриарх видит в объединении усилий всех верующих, небезразличных людей ради преображения нашего общества на началах милосердия, любви, служения. Думаю, что за годы своих трудов он, как никто другой, научился различать людей, которые заявляют "мнение ради мнения", и – действительно, заботящихся о благе Церкви и народа. К последним он всегда прислушивается.


Русская церковь создала комиссию по биоэтике в минувшем году и участвует в разработке этики искусственного интеллекта. Почему это необходимо, чем опасны удобства цифровых технологий, ЭКО, генетическая селекция, суррогатное материнство, множество полов, биологическое или цифровое бессмертие?


– Можно сказать, что именно христианство стояло у истоков научно-технического прогресса, дало будущим ученым карт-бланш на "препарирование" естественного мира, который в языческом сознании был неприкосновенно сакральным. Убежден также, что наука, хотя и имеет отдельный от религии предмет, но является средством познания окружающего мира, нередко приводящим многих ученых к Богу. Красота и масштабность творения приводят к Творцу.

Нет сомнений, что технический прогресс может стать и становится облегчением жизни, избавляет от тяжелого физического труда. Но, вместе с тем, его нельзя превращать в некую священную корову или явление, которое пользуется некой непогрешимостью. Еще 70-100 лет назад авангардом прогресса считалась, например, лоботомия – операции, при которой одна из долей головного мозга отделяется от остальных областей, либо иссекается вовсе. Считалось, что такая практика позволяет лечить шизофрению, хотя на операционный стол можно было попасть и просто за своенравный характер. Делалась она, кстати, ножом для колки льда через глазницу. И хотя теперь нам это кажется дикостью, но, как прогрессивный метод лечение психических расстройств, лоботомия была признана в мировом сообществе, и за ее изобретение португальский врач Антониу Эгаш Мониш даже получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине.

Научно-технический прогресс – это не тоталитарный религиозный культ, он должен постоянно критически осмысляться, анализироваться с точки зрения этики. Нам стоит начинать беспокоиться, тогда прогресс или его самозваные спикеры нам начинает обещать то, что обещали в прошлом веке руководители диктаторских режимов: рай на земле. Или бессмертие. Обычно после таких обещаний всех несогласных с раем отправляют в концлагерь.


В январе сообщили о первой операции по пересадке сердца американцу от генно модифицированной свиньи, и ученые прогнозируют в будущем создание целых индивидуальных миниферм из генетически подогнанных животных для разбора их на органы в случае необходимости. Допустимо ли, с христианской точки зрения, такое использование животных и расслоение общества в доступе к жизненно важным медуслугам?


– Наше общество несовершенно и это несовершенство лежит в падшей природе самого человечества. К сожалению, расслоение людей – это следствие человеческого греха. И никогда человечество не сможет его преодолеть в полной мере. Но это не исключает совершенно правильного стремления к тому, чтобы каждый имел равный доступ к медицинским услугам. Нужно делать все возможное, чтобы люди получали лечение, независимо от толщины их кошелька.

Что касается роли генномодифицированных свиней в здравоохранении, то это пока эксперимент. Оценивать его последствия преждевременно. Человек использует животных, в том числе и в пищу. Когда животные становятся средством – вопросов намного меньше, чем когда средством становится другой человек. А эта угроза в сфере новых технологий возникает постоянно.


В последнее время в интернете появился целый ряд публикаций фотографий обнаженных людей не фоне храмов. Известно ли об этом патриарху и какова его реакция? В чем видите причины этого явления – это манифест свободы искусства и самовыражения, или проявления антиклерикализма, или просто заработок дешевой популярности? И как лучше реагировать Церкви, государству и обществу на подобные инциденты?

– В современном информационном обществе существует странное убеждение, что если человек прославится любой ценой, то он сможет заработать много денег и больше уже ничего не делать. Всем известно про блогеров, которые, нередко не имея никакого образования, обладают талантом понравиться широкой аудитории или шокировать ее, и в одночасье, без труда получить статус, влияние, материальный достаток от рекламодателей.


Думаю, что все эти фотографии на фоне храмов являются примитивным выражением этого желания – получить все и сразу. А создаваемые столетиями христианской цивилизацией объекты, результат колоссального труда художников, архитекторов становятся средством для достижения личного успеха. Такой подход, увы, не может вызвать никакой симпатии. Какая разница между Леонардо до Винчи, который нарисовал Мону Лизу, и неким анонимным пока деятелем искусства, который на ее фоне спустил себе штаны? Ответ, как мне кажется, очевиден.


Патриарху, разумеется, известно об этих случаях. Угроза в таких случаях, разумеется, не в горе-активисте, а попытке отменить, обнулить ценность святыни для личности, государства и общества. Уравнять икону с газетной вырезкой, а храм с декорациями к пошлому водевилю. Думаю, что Церковь, выступая против нормальности подобных явлений, защищает не себя, а человека и общество от скатывания в варварское состояние.


Недавно принят закон о переаттестации духовенства, получившего религиозное образование за рубежом. Повлияет ли это на священников Русской Церкви, например, получивших образование в Минской или Киевской духовных академиях?

– Прежде всего, хочу сказать, что реформа духовного образования – один из локомотивов церковной жизни, приоритетная сфера внутрицерковных изменений. Предстоятель убежден, что эта реформа поможет создать сообщество разносторонне образованных пастырей, способных вести диалог со своими собеседниками по широкому кругу гуманитарных проблем, с которыми сталкивается общество.

Образование в любой сфере, а особенно в религиозной, должно иметь национальное измерение. При всей ценности открытости образования, обменах, стажировках и иных формах научной и учебной коммуникации. Российское духовное образование, да, наверное, и российское образование в целом не может носить вторичный характер по отношению к образованию, которое можно получить за рубежом. Образование – это не только совокупность знаний, это воспитание в определенной традиции, культурной среде. Для религиозного образования это особенно важно.


У нас, кстати, никогда не прерывалась традиция духовного образования, Святейший патриарх, как он нередко заявлял, помнит преподавателей, получивших образование до революции, хранит в своем сердце память к их трудам.


Что касается духовных учебных заведений народов, которые составляют с нами единую Церковь, то, какими бы ни были границы, у нас одна традиция. Вопрос переаттестации православных священников, обучавшихся в Киеве или Минске, наверное, может иметь какое-то правовое измерение, но содержательно здесь нет никаких вопросов.


В первые дни Нового года в Казахстане начались беспорядки, в которых погибли и пострадали люди. В чем видите причины беспорядков, нет ли религиозно-националистического подтекста в разгоревшемся противостоянии? Каков должен быть путь к гражданскому миру?

– Мы получали сведения о том, что среди протестующих в Казахстане присутствовали религиозные радикалы, у нас была обеспокоенность за безопасность наших собратьев по вере в этой стране. Но если в конфликте и было религиозно-националистическое измерение, то оно не получило развития. Слава Богу, среди православных никто не пострадал от рук экстремистов.

Митрополичий округ Русской православной церкви в Республике Казахстан – клирики и миряне – разделили все угрозы, которые принесли этой стране все постигшие ее нестроения. Святейший и многие верующие молились за скорейшее установление мира в Казахстане.


Пусть к гражданскому миру нельзя начертить на бумаге, он строится на персональной ответственности каждого члена общества. Несправедливость, беззаконие, воровство – это пороки, которые разрушают сначала самого человека, а потом и весь социум. В сердцах людей стоит искать причины разделений, а там есть и рецепт для их преодоления.


Христианство уже около двух тысяч лет неустанно и жертвенно призывает людей к миру, любви и состраданию, другие мировые религии также осуждают кровопролитие, а недавний опыт двух мировых войн показал всем их ужас. Тем не менее, локальные войны продолжаются, снова нарастает геополитическое напряжение между Западом и Россией, гонка вооружений – и мы порой будто стоим на пороге третьей мировой. Причины в алчности многих людей до денег и власти или в чем? И как устранить эти причины для установления прочного мира?

– Взаимоотношения между народами и государствами должны быть устремлены к миру, взаимопомощи и сотрудничеству. Апостол Павел заповедует христианам: "Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми" (Рим. 12. 18). При всем понимании неизбежности международных споров и противоречий в падшем мире, Церковь призывает разрешать любые конфликты путем поиска компромисса. Мы знаем, что семена вражды в человеческом роде посеяны дьяволом, и любая война – результат человеческого греха. Ведь во времена войн значение человеческой жизни – дара Божиего – полностью или почти полностью обесценивается.

Церковь, признавая войну злом, не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении справедливости. Тогда война является меньшим злом, чем, скажем трусливый отказ исполнить свой долг перед Отечеством. Но, конечно, "худой мир лучше доброй ссоры", поэтому Церковь приветствует стремление к миру и всячески призывает ответственных политиков прилагать все усилия для того, чтобы любые конфликты разрешались за столом переговоров.


Войны, соперничество держав – всегда были и будут в будущем. Мир возможен только на основе общих ценностей, надо их искать и опираться на них в диалоге. Для диалога с Западом такими ценностями могут быть христианские, иных неоткуда взять. Чем дальше от общехристианских корней, тем, увы, ближе к хаосу и войнам.


Как Церковь, патриарх Кирилл и вы лично смотрите в будущее? Если с оптимизмом, то на чем он основан?

– В православном вероучении убежденность в победе греха над благочестием в последние дни падшего мира соседствует с глубокой верой в возможность обращения каждой личности к Богу в любой период человеческой истории. Библейская история о покаявшемся разбойнике, которого распяли рядом со Спасителем, говорит нам о сильнейшей вере в силу человека победить грех, даже за мгновения до казни, смерти.

Господь "повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных" (Мф. 5:45), а значит не нужно быть одержимыми мыслью, что весь мир лежит в грехе, а мы якобы пребываем в праведности. Многими в многих частях света совершаются дела любви, жертвы и милосердия, и ради этого весь этот мир пока и существует.



https://ria.ru/20220201/legoyda-1770420758.html



5 просмотров