Первая Таинственная Вечеря Любви Нового Завета

Проповедь в Великий Четверток


Тайная вечеря. Византийская икона XII в. Афон. Ватопедский монастырь

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!


«Избавителю всего рода человеча, сам бо Себе священнодействуеши, пийте, вопия, кровь Мою и верою утвердитеся».

Великий Четверток! Близится час великого подвига Христа Спасителя стать искупительной жертвой, а с ним и конец Его земной жизни. Предваряя Свои страдания, Он собирает учеников в Сионскую горницу на последнюю прощальную ветхозаветную Пасху и одновременно совершает первую вечерю любви Нового Завета. Это величайшее историческое событие положило начало непрестающей Таинственной Вечери – Евхаристии, которой живет мир и по сей день.

Вечери начали свое бытие еще в Ветхом Завете с того времени, когда Бог, верный обетованиям, данным праотцам, Своею всесильною рукою провел еврейский народ по дну морскому и освободил его от египетского рабства. Память об этой великой милости Божией жила в веках, переходя из поколения в поколение. Пасха праздновалась всегда и всеми евреями.

Христос в последнюю ночь Своей жизни на свободе совершил с учениками священную Вечерю ветхозаветной истории израильского народа и на ней же Своей Божественной властью учредил Новый – Высший – Завет, через который совершится освобождение всех народов от власти диавола, и не для известного времени только, но для всех времен до скончания века.

Евангелие сохранило память об этом величайшем событии:

«Господь Иисус Христос в ночь, в которую был предан, взял хлеб, благодарил, и преломил, и дал ученикам Своим, говоря: приимите и ядите; сие есть Тело Мое, за вы ломимое. Сие творите в Мое воспоминание. Также взял Он и чашу по вечери, благодарил и дал им, говоря: приимите и пийте от нея вси: сия есть Кровь Моя Нового Завета, за вы изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание».

Эти слова Христовы имеют для нас непреходящее значение. Вкушающие священной Евхаристии делаются причастниками жертвы Голгофской и ее благословенных плодов.

И если ветхозаветная пасхальная вечеря снедалась только в пасхальную ночь, что ясно говорит о ее временном значении, то Вечеря Нового Завета – святая Евхаристия – может быть совершена христианским обществом во всякое время. Уже двадцать столетий ежедневно в мире возносится Святая Жертва – Божественная Литургия. А в Великий Четверток Страстной седмицы мы с вами стоим на пороге Сионской горницы, чтобы из рук Христа принять Им Самим ломимое Свое Тело и Его Животворящую Кровь. И это не аллегория, не просто воспоминание о том, что произошло при жизни Спасителя, но ежегодное свершение и обновление в мире спасительного подвига Христова для всех поколений, живущих на земле.

Тайная Вечеря готовится для нас, и в этот день потоки последователей Христа присоединяются к двенадцати избранным, и всем, произволяющим на спасение, хватает Животворящего Таинственного Брашна.

Христос, совершая Первую Евхаристию на земле, оставил Ее как наследство на все времена Своим последователям. На ней Он омыл ноги ученикам в образ добровольного смирения, столь необходимого на всех путях христианской жизни. Трудно приживается этот урок Спасителя среди людей. Даже ученики Христовы, три года изо дня в день будучи свидетелями совершенного смирения своего Учителя, спорили о первенстве в Царстве Небесном. А Он – их Учитель – как раб, в одном хитоне, преклонив колени, омывает им ноги. Духовное преображение учеников в апостолов совершилось позднее, в День сошествия на них Святого Духа, а на Тайной Вечери они еще мудрствуют по-земному, хотя и видят отражение неба в Учителе, но не понимают всего величия, происходящего у них на глазах.

Дорогие мои, вглядимся и мы в коленопреклоненного Спасителя, воззрим на Господа господствующих, принявшего рабий зрак и омывающего ноги всем, возлежащим за трапезой. И по сей день мир слышит слова Господа с этой великой Вечери – слова личного признания Своего Великого Божественного достоинства и наказ Своим последователям:

«Вы называете Меня Учителем и Господом, ибо правильно говорите, Я точно То. И так, если Я – Господь и Учитель – умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу».

И на Тайной Вечери в последний прощальный час братского общения и любви, когда Сын Божий из величайшего милосердия готовится вступить в решительную борьбу за освобождение человека от рабства диаволу, Он окружен учениками, при Нем первая зарождающаяся христианская община, но в ней, по свидетельству Самого Христа, не все чисты. И на первой Тайной Вечери присутствует ученик, уже решившийся на предательство. Он телом на Вечери, а сердцем в своих злокозненных замыслах. Но кто из присутствующих, кроме Господа, мог знать об этом! Три года ничем не нарушалось братское общение.

Изумленные ученики безмолвствуют. Лишь Петр – горячий, пламенный Петр – нарушает тягостное молчание. Он и ранее первым исповедал Иисуса Христа Спасителем: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго!» В другой раз на вопрос Спасителя, не хотят ли и двенадцать учеников отойти от Него, как отошли многие, не принявшие учение Христово, опять один Петр отвечает за всех: «Господи, к кому нам идти, у Тебя глаголы вечной жизни». А на этот раз на Вечери он, смущенный уничижением Учителя, протестует: «Господи, Тебе ли умывать мои ноги?» Услышим же, дорогие наши, и мы все ответ Христа Петру, ибо он дан всему человечеству: «Что я делаю, теперь не знаешь, а уразумеешь после».

И мы, подобно ученикам Христовым, мыслим и чувствуем по-земному и многого совершающегося в нашей жизни и в жизни Церкви Христовой еще не понимаем. Вот и Петр, укорененный в земном, не внемлет слову любимого Учителя. Он упорствует, противореча Ему: «Не умоешь ног моих вовек».

Побуждения Петра понятны. Так – по-человечески, но смотрите: по-Божьи – совсем иначе. Строго, почти угрожающе звучит Божие наставление человеку: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною».

Всякому понятен глубинный смысл слов Спасителя: отвержение от Бога в удел земной ограниченности. Но может ли мир дать человеку то, к чему уже прикоснулись ученики Христовы: радость любви и благодатные небесные утешения? И, устрашенный словами Христа, не рассуждая о происходящем, в раскаянии Петр восклицает: «Не только ноги, но и руки и голову».

Так и мы часто в смятении, не понимая Промыслительных Божиих действий и велений о нас, ропщем. С нашего земного горизонта пытаемся судить о величественных делах Божией Премудрости и Разума, забывая, что ограниченное не может судить правильно о бесконечном. Кончится время земное – и объяснение всего происходящего нам будет даровано. Только тогда мы узнаем истинные причины и смысл всего, что сейчас нам кажется беспорядком, смутой, несправедливостью, торжеством зла, так смущающими нашу веру в Промысл Божий.

Не каверзным умом постигаются премудрости земной жизни, но Словом Божиим, Словом Евангельской истины. Для нас, как некогда для учеников Христовых, сейчас идет испытание веры в Бога и доверия Ему. Они стояли пред Его страданиями и крестной смертью. Мы искушаемся многими современными соблазнами, вторгающимися в Церковь.

Не тайна, что и в настоящее время многие колеблются в вере, доходят до отрицания самой Церкви из-за соблазнов, смут и расколов в Ее ограде. И эти церковные нестроения как обвинения предъявляются Христу, что именно Он не заботится о Церкви, позволяя злу процветать и одерживать победы. И не зловещая ли тень Иуды мрачной тучей доселе закрывает для некоторых свет Евангельской Истины?..

«Кто возвратит нам Церковь древних времен?» – восклицает смутившаяся согбенная возрастом старость. «Где искать Церковь времен апостольских?» – мудрствует молодежь, только что вошедшая в Церковь.

Но, дорогие, зачем искать Церковь во времени? Всмотримся внимательно в Нее в таком виде, как ее основал Христос, – состоящую из избранных и призванных Им Самим, одним словом – в Церковь Тайной Вечери.

И что же? В ней Сам Христос, готовящий спасение мира через эту Церковь. В ней и пламенный, но самонадеянный Симон-Петр, некогда споткнувшийся страха ради иудейска. В ней и юный Иоанн, любовью навек прильнувший ко Христу. Но в ней же и один из двенадцати – Иуда Искариотский. Всем есть место в Церкви Христовой от первого века до последнего. Так по какому же праву возникает мысль, что Христос – ее Глава и основоположник – покинул Свою Церковь? Не Он ли ради любви к погибающему человечеству испил чашу всех содеянных на земле беззаконий и принял на Себя все казни, уготованные нам правосудием Божиим. Дорогие, а ведь это всё тяжкие грехи, начиная от преслушания наших прародителей и кончая нынешними соблазнами в самой Церкви Христовой: разделениями единого стада, мудрованиями лжеучителей, оскудением веры и любви, возрождением безбожия. Да и в каждом из нас, верно, много найдется того, что достойно гнева Божия. Все это наполняет чашу страдания Христова, и Он испивает ее до сих пор, чтобы желающие спасения спаслись.

Дорогие наши, так надо помнить слова Христовы: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее!» А все нестроения в ограде Церкви – это плоды наших, человеческих грехов против Церкви – чистой Невесты Христовой.

Сердцеведец же наш и Бог Иисус Христос на Тайной Вечери преклонил колени пред всеми без исключения присутствующими на Вечери, и пред Иудой, и ему, как и остальным, омыл ноги. Так и по сие время склоняется Спаситель пред нами, грешниками, призывая нас на покаяние. Дорогие, будем и мы учиться любить, а Христово милосердие подвигнет и нас быть милосердными. Мы, живущие лишь милостью Божией, должны чаще вспоминать, что Господь, Которым мы живем и Которому хотим служить, сказал: «Грядущего ко Мне не изжену вон».

Церковь, слава Богу, до сего дня совершает дело, заповеданное Ей Самим Основоположником. Заповеди Божии спасительным светом своим светят во тьме мира, и слово Божие зовет: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я упокою вас, иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть». Но будем помнить, что это иго легко только для тех, кто, возложив руку на рало исполнения Заповедей Божиих, не озирается вспять, а наши вера, верность и доверие Богу, испытанные временем и борьбой с грехом, даруют нам Божие благоволение и помощь, а религиозный опыт богопознания – одно из самых ценных приобретений жизни.

И сегодня, в день установления Таинства Святой Евхаристии, все мы притекаем к Святой Чаше Господней соучастниками Тайной Вечери Христовой с сердечным расположением и словами:

«Вечери Твое тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем».

Аминь.


Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) Пресс-служба Псковской епархии


https://pravoslavie.ru/139021.html


3 просмотра