Перевод статьи профессора протоиерея Думитру Станилоэ

«Богослужение Православной Церкви как среда действия Святого Духа на верующих»

Данная статья была опубликована в румынском богословском журнале Ortodoxia в 1981 г. В статье рассматриваются вопросы пневматологии в связи с сакраментологией Православной Церкви. Протоиерей Думитру Станилоэ делает акцент на феноменах богообщения и обожения, которые совершаются посредством православного богослужения, выражающего при этом надежды, чаяния, духовные мысли и чувства верующих.


Центром богослужения Православной Церкви является святая литургия, во время которой, действием Святого Духа, совершается преложение хлеба и вина в Тело и Кровь Господа; верующие причащаются ими и приемлют Самого Святого Духа, обитающего в евхаристическом Теле Господа как в жилище и как в храме[1].

О том же свидетельствует молитва, которую священник произносит после преложения Даров; здесь также говорится, что преложение совершается, «дабы (Тело и Кровь, в которые Дары преложились Святым Духом) были причащающимся в просвещение души, во оставление грехов, в приобщение Святого Духа».

Значимой частью богослужения Православной Церкви является также последования Святых Таинств, через которые верующим подаются и другие дары. Помимо этого, в состав богослужений Православной Церкви входят также такие священнодействия, как малое и великое освящение воды, погребение, освящение храма, икон и священных сосудов, священнических облачений и других предметов, а также некоторых употребляемых верующими продуктов. Посредством таких священнодействий все освящённые вещи «облачаются» в разные дары Святого Духа, а через них и все те, кто прикасаются к ним или пользуются ими; не говоря о многочисленных благословениях, подаваемых Богом самим верующим через священника, все эти благословения сопровождаются крестным знамением рукой священника или осенением крестом верующих. К тому же богослужение Православной Церкви содержит семь Хвалений[2]*, в которых верующие также встречаются с действием Святого Духа. В целом можно сказать, что в ходе всего богослужения Православной Церкви дары Святого Духа, как дождь, изливаются на верующих, присутствующих и находящихся в молитвенном состоянии.

Православное учение о нетварных действиях (греч. «энергиях») Бога, исходящих от Святого Духа, просвещающих и освящающих верующих, находит практическое отражение в богослужении Православной Церкви.

На Западе, начиная со схоластики, христианство стало по большей части темой богословских спекуляций; это привело к тому, что в протестантизме культ был сведён к одной лишь проповеди и нескольким песнопениям, с которыми община обращается к Богу, пребывающему в недоступной трансцендентности. В православии, однако, богослужение является в основном средой переживания верующими действий Святого Духа. Для православных верующих Бог присутствует здесь и сейчас, они воспринимают это, как Его многообразные действия, соответствующие различным нуждам всех и каждого. Общая молитва всех верующих, молитва о личных нуждах, прошения священника за всех — всё это переживается как радость, что Бог слышит и помогает, что человек получает помощь в тот момент, когда она ему необходима. Более того, в одной из молитв вечерни на Пятидесятницу, обращённой к Святому Духу, священник говорит: «Ты исполняешь наши прошения до того, как мы обращаемся к Тебе».

Богослужение — это не только хвала верующих Богу, Который находится на расстоянии от них и сокрыт в недосягаемой высоте; богослужение — это также подлинный диалог между людьми и Богом. Верующие молятся, и Бог, присутствие и действие Которого опытно ими переживается, отвечает утешением, укреплением и исполнением просимого. Верующие не только вместе поют псалмы, восхваляя Бога, но также молятся об исполнении конкретных нужд присутствующих в храме и близких, которых нет на службе.

Разницу между богослужением Православной Церкви и богослужениями других конфессий может ощутить любой, кто поочерёдно зайдёт в места этих богослужений. В протестантизме верующие сидят на скамейках и вместе поют определённые руководителем богослужения псалмы, потом они слушают проповедь, в которой раскрывается одна из сторон спасительного дела Христа, совершённого однажды для всех. Всё проходит довольно интересно, но всё-таки далеко от реальных нужд верующих. Католики делают почти то же самое; но ещё следят за действиями священника, когда он возносит облатку для пресуществления и когда после определённого приготовления облатки и чаши произносит слова, сказанные Господом на Тайной Вечери (предполагается, что эти слова имеют силу пресуществления). Потом верующие встают и, соблюдая порядок, без особых эмоций принимают пресуществлённые облатки.

Православные верующие молитвенно соучаствуют в прошениях священника и ответах клироса, иногда даже слёзно молясь, особенно когда это не нарушает общего моления. По преображённым (иногда до восторга) лицам видно, как сильно и глубоко они переживают эти прошения и ответы в своих сердцах. Другие стоят на коленях перед иконами, направляя свои собственные прошения Господу Иисусу Христу, Божией Матери или какому-нибудь святому со всем усердием и со слезами на глазах, ожидая помощи свыше. Многие целуют крест, с которым священник проходит посреди них, касаются священных облачений священника; все подходят помазываться елеем в конце службы, а те, которые в этот день не вкушали пищи, получают частицу просфоры или благословлённого хлеба, или немного святой воды. Все преклоняют главы при каждом благословении священника, совершаемом над ними в виде креста, и сами крестятся, уверенные в том, что помощь от Бога приходит как через слово, так и через крестное знамение. Они знают, что крест имеет в себе силу Христа, Который пожертвовал Собой из любви к ним и продолжает являть Себя до сих пор. Крестным знамением они свидетельствуют о таком же отречении от своего эгоизма из любви к Богу и ближним; и Сам Христос дарует им мир, который преподаётся священником в словах: «Мир всем». Особо сильный благоговейный трепет виден у тех, кто после возгласа священника «Со страхом Божиим, верою и любовью[3]* приступите», приближается к Святой Чаше для причастия; видно как проникновенно они повторяют за священником слова, в которых просят у Христа удостоить их Его Тела и Крови. Они несколько дней или несколько недель готовились к этому важнейшему моменту их духовной жизни и теперь подходят к причастию с зажжённой свечой[4]** в знак того, что само их сознание просвещено пониманием, что совершается в этот момент, их существо всецело просвещено и преображено ощущением присутствия и проникновения в них Того, Кто Сам есть Свет мира. Они переживают сошествие к ним (для просвещения, очищения от всякой скверны и истинного преображения) Духа Святого, Которым исполнено Тело Христово.

В целом на протяжении всей Божественной Литургии верующие конкретно и глубоко переживают обильное излияние даров — нетварных энергий Духа Святого, — которыми они исполняются по мере веры и к которым приобщаются по мере своего духовного возрастания, вплоть до причащения самого Тела Господа, напитанного Святым Его Духом.

Как видно из вышесказанного, в православии Бог не превратился в тему абстрактных рассуждений или спекулятивного богословия, а чисто историческая информация не заняла место живого опыта и переживаемого воспоминания спасительного дела Христова, сообщаемого верующим через Его нетварные энергии, которые Дух Святой посылает им также в богослужениях Церкви. Православных верующих не призывают воспринимать образ далёкого Бога при помощи узкого разума; наоборот, они погружаются в океан непосредственного присутствия Бога, действующего в неисчислимых и тайных энергиях, которые отвечают на всегда новые духовные поиски человека.

Кризис западного христианства объясняется как раз этим сведением Богопочитания к спекуляции, понятной очень немногим людям с соответствующей подготовкой и кажущейся устаревшей современному человеку с его нынешнем мировосприятием.

Сами по себе слова выражают идею, но не передают силу; насколько бы искусными и сентиментальными они не были, они не могут сообщить Бога во всей Его живой и действенной бесконечности. Без уверенности в одновременном содействии Божием, чувства, сопутствующие таковым словам, производят (как в душе произносящего их, так и в слушающих), впечатление, что они носят субъективный характер; иногда своим стилем и замысловатостью слова больше обязаны таланту проповедника, иногда и он сам, и слушающие его создают себе впечатление, что в этих словах присутствует некая тень гордости.

Это не означает, что православие не признаёт никакой силы за произнесёнными или спетыми словами. Православие не рассматривает слова как единственный способ христианского действия, как это признано протестантством; оно признаёт более действенными Таинства (так же, как объятия любви являются чем-то большим, нежели долгие признания в любви), при этом православие признаёт, что через спетые или произнесённые слова действует сила Божия. Божественная сила, благодатно действующая на верующих и на предметы, приносимые в храм для освящения, нисходит через благословение священника, которое есть не что иное, как слово, обращённое священником к верующим во имя Бога, и через слова молитв, обращённых священником и верующими к Богу, и через слова, в которых призывается Святой Дух. Хорошо, если и слова проповеди священника являются словами благословения, молитвы, призвания Святого Духа — каковыми являются все слова Священного Писания и святых отцов, — а не остаются простым спекулятивным высказыванием о Боге.

Примечательно, что первое сошествие Святого Духа в день Пятидесятницы совершилось не над одним человеком во время какого-либо его занятия, но над собравшимися вместе апостолами, которые были тесно связаны верой во Христа и объединены молитвой в «горнице», то есть в месте, стоящем выше помещений, предназначенных для обыденных нужд. Как община, Церковь, Тело Христово, возникает в доме, способном стать храмом посредством собрания верующих и действия Святого Духа.

Однако сошествие Святого Духа не ограничивается собранием апостолов и бывших с ними. Сразу же после проповеди Петра — истинной хвалы Богу и Его воскресшему Сыну — произнесённой Его силой, три тысячи душ приобщились Его благодати в Крещении, открывающем им возможность жить всеми Его дарами, быть членами Церкви, что и проявляется в ежедневном собрании верующих для молитвы и преломления хлеба: это не могло бы произойти без действия Святого Духа или без «многих чудес и знамений, [которые] совершились через апостолов», благодаря Тому же Святому Духу (Деян. 2:42–43).

Всякая Божественная Литургия, всякое Таинство Церкви, всякое священнодействие и всякая служба является продолжением Пятидесятницы, продолжением схождения Святого Духа и Его действий над собравшимися в «горнице» для молитвы. Народ Божий собирался в страхе Божием, проникнутый сознанием и ощущением сверхъестественного действия Святого Духа, вокруг апостолов, так как «руками апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса» (Деян. 5:12).

Даже тень апостолов, проходящих мимо больных, исцеляла действием Святого Духа, поскольку и тень относится к человеку, от которого она исходит, так же как всякое действие человека. Нетварные энергии Бога были запечатлены в действиях апостолов и потому они также запечатлены в действиях, совершённых или полученных всеми, кто живёт в соединении с Богом. Всё это происходит до сих пор в верующем народе, собранном в молитве Богу вокруг священников как преемников апостолов и совершителей их дел. Так совершается истинное соединение душ со Святым Духом и излияние Его сил на верующих.

Эта связь молитвы верующего народа, собранного вокруг священников, и действия Святого Духа в «горнице» (в храме) до сих пор осуществляется в богослужении Православной Церкви.

Связь молитвы верующих в определённом доме с действиями Святого Духа можно увидеть на страницах всей книги Деяний Апостольских. При этом об освящающем и укрепляющем действии Христа через Духа Святого говорят и послания святых апостолов. Согласно святому апостолу Павлу, «Христос сделался для нас <...> освящением» от Бога (1 Кор. 1:30). По словам того же апостола, проповедь убеждает не искусством человеческой мудрости, а «явлением духа и силы» (1 Кор. 2:4). Святой апостол Павел не изощрялся в спекулятивных рассуждениях ради привлечения людей, но, осознавая присутствие Бога, восхвалял Его, изрекал слова благословения, пропитанные горячими молитвами; эти слова и молитвы способствовали излиянию божественной силы на слушающих, которые ощущали в нём Его силу. Поэтому вера его слушателей не проистекала и не основывалась на естественной человеческой мудрости или ловкости спекуляций естественного разума, но «на силе Божией» (1 Кор. 2:4–5). Ведь только Дух Святой приводит души в состояние проникновения в «глубины Божии» (1 Кор. 2:10) — и в состояние горения ими, — и только Духом Святым испытываются «дары Божии» (1 Кор. 2:11–12). Поэтому Дух Святой наполняет смиренных славой и духовным нетелесным сиянием, через веру и через ощущение Его присутствия, наполняющего всё их существо (1 Кор. 4:10).

Святой апостол Павел считает само собой разумеющимся факт, что верующие знают (из опыта, по ощущениям), что их тела — это храмы Святого Духа (1 Кор. 3:19).

Не было ни одного верующего, который не приобщился бы тому или иному дару Божьему. Среди этих даров были и дары исцеления, чудотворения, пророчества. Однако верующие имели все эти дары для того, чтобы и остальные пользовались ими, как в одном теле, в котором все члены пользуются дарами каждого; поскольку все вместе они составляли единое нераздельное Тело Христово и всё данное им было от одного и Того же Духа Христова, обитающего в Теле Христовом и способствующего переходу даров от одного члена к другому; ни один член не удерживал дары исключительно для своего эгоистического пользования, но делился ими со всеми верующими (1 Кор. 13). Нельзя сказать, что сегодня верующие уже не принимают разные дары от Святого Духа, особенно во время их собраний на божественных службах, на общую молитву вокруг священников. Один получает дар любви к ближнему через делание, другой — дар премудрости, один — горячей молитвы, другой — дар исцеления болезни или дар силы, укрепляющей и исцеляющей болящих его усердной молитвой и силой, которую он передаёт болящему. Православная Церковь исповедует это убеждение и своей верой и практикой показывает себя продолжательницей Церкви апостольских времён.

Поскольку всем очевидно, что мы получаем через Божественную Литургию, через святые Таинства и через разные священнодействия (дары Святого Духа), мы остановим ненадолго своё внимание на некоторых дарах, получаемых нами в церковных Хвалениях, состоящих из произнесённых или спетых молитв и из благословений священника, то есть из слов, исполненных божественной силой. В одной из молитв вседневной Полунощницы мы просим, и нет никаких оснований усомниться или подумать, что просим зря: «Сaм Господи, приими и нaша в чaс сeй молитвы, и испрaви живот нaш к зaповедем твоим, души наши освяти, телеса очисти, помышления испрaви, мысли очисти, и избaви нaс от всякия скрби, зол и болёзней. Огради нaс святыми твоими ангелы, да ополчением их соблюдaеми и наставляеми, достигнем в соединeние веры, и в рaзум непристyпныя Твоея слaвы...».

Это не богословские спекуляции, это крик о помощи, исходящий из уверенности в том, что он будет услышан и прошения будут исполнены; эти слова исходят из осознания необходимости помощи и уверенности, что в Боге мы имеем последнюю надежду нашего спасения, не только в этой жизни, но и в жизни вечной. Все церковные богослужения состоят из молитв, в которых выражены непоколебимая уверенность в их действенности, в том, что их слышит Бог, и в том, что Бог делом ответит на все прошения.

В молитвах богослужений человек просит (с верой, что будет услышан) дар прощения и блаженства вечной жизни не только для себя лично, но и для ближних, присутствующих и отсутствующих, живых и усопших. В одной из молитв субботней Полунощницы читаем прошение: «Помяни Господи, в надeжди воскресения жизни вечныя, успопшия отцы и брaтию нaшу, и вся во благочeстии и вере скончaвшияся: и прости им всякое согрешeние, вольное же и невольное, словом или делом, или помышлeнием согрешeнное ими; и всели я в места светла, в места прохладна, в места покойна, отнюдуже отбеже всякая болезнь, печaль и воздыхaние, идеже присещaет свет лица Твоего, веселит вся иже от века святыя Твоя: дaруй им и нaм Царствие Твое и причaстие неизречeнных и вечных твоих благ, и твое безконeчныя и блажeнныя жизни наслаждeние».

Во всех молитвах Церкви выражена глубочайшая уверенность в том, что вечное блаженство — это общение с Богом как с Личностью, это созерцание Его любящего лица. Как в этой жизни человеческая личность может предоставить нам относительную радость и относительное счастье, так в вечной жизни Бог как Личность может предоставить нам бесконечную радость Его бесконечной любви.

Во время богослужения Вечерни Богу возносятся прошения с высоким духовным содержанием. В седьмой молитве начала Вечерни священник молится: «Сaм Человеколюбче, испрaви молитву нaшу яко кадило пред Тобою, и приими ю в воню благоухaния, подaждь же нaм настоящий вeчер, и приходящую нощь мирну: облецы ны во орyжие света, избaви ны от стрaха нощнaго и всякия вeщи, во тьме преходящия, и дaждь сон, егоже во упокоeние нeмощи нaшей даровaл еси, всякаго мечтaния диaволя отчуждeнный».

День и ночь человек проводит среди стихий природы и их движений, на человека могут действовать божественные энергии, которые успокаивают стихии и направляют их ко благу, однако в стихиях также могут действовать и дьявольские силы. Верующий молится не о даровании ему жизни, которую он бы вёл мирно и тихо, но изолировано, а об избавлении его от всякого рода бед и о возрастании — посредством избавления и сохранения — в Боге, в Его познании, в Его свете, к вечному блаженству под Его побеждающим взором. И в этой, и в будущей жизни все дары даются человеку по любви Бога как личности, все дары утешают, поскольку исходят от высшего Утешителя — Духа Святого.

Молитвы богослужений содержат также прошения, которые относятся к пространству всей вселенной, невидимого и видимого миров, в которых действуют божественные силы, сохраняя нас от сил вражьих. Ведь именно в этом пространстве вселенной протекает жизнь человека; и он молится, чтобы Бог сделал это космическое пространство благоприятным для его духовного возрастания, чтобы оно не препятствовало его общению с Богом, созерцанию взора Его любящего лица — единственного способного укрепить и даровать блаженство. Ибо богослужение является главным средством, помогающим человеку в жизни неуклонно идти по пути соединения с Богом, к вечному блаженству в свете Его лица. Верующий молится и об этом неуклонном возрастании, поскольку приближение к Богу требует возрастания человека в чистоте тела и души, в просвещении ума и в благости, даруемой сердцу, вследствие этого приближения. Таким образом, богослужение является основным средством духовного возрастания человека и потому предвосхищением эсхатологического блаженства или задатком и предвкушением этого блаженства. Богослужение приучает нас ко всё более интенсивной жизни с Богом и в Боге, под излиянием лучей Его любви, освящающих, укрепляющих, возвышающих нашу жизнь, при этом не делая нас безразличными к жизни ближних, но побуждая нас стать движущей силой всё большей помощи, поддержки, утешения и полезных советов.

Выше было сказано, что в богослужении под видом даров действуют нетварные божественные энергии, не только творящие и поддерживающие естество или творение, но и энергии, исходящие от Святого Духа, находящегося в человеческом естестве воплотившегося, воскресшего и вознёсшегося Сына Божия (как человека); ведь каким образом эти энергии обожили воспринятое Сыном человечество и соделали его вечным во славе, таким же образом они предназначены вести к обожению и блаженству во славе человеческую природу верующих в Него. Таким образом, нетварные энергии в христианском православном богослужении действуют с одной целью и имеют одну силу — обожить верующих, посредством всё более полного соединения со Христом, в той мере, в какой сами люди прилагают усилия очиститься от страстей, привязывающих их к земным вещам как к единственным благам и к их эгоистическим изменчивым интересам.

Однако нетварные энергии Бога распространяют своё действие также на дома верующих, наполняя их просимыми дарами. Они действуют не только через молитвы верующих, но и через предметы, освящённые священником в храме или даже в самих домах. Верующая женщина окропляет святой водой кровать ребёнка, его одежду, воскуряет фимиам в доме, молится перед домашними иконами о выздоровлении больного, о помощи детям. Всё жизненное пространство верующего пронизано силами нетварных энергий, излияниями заключённых в них даров.

[1] См.: Μαστρογιαννόπουλος Ηλίας, π. Εκκλησία καὶ Ευχαριστία κατὰ τῶν Αποστολῶν Μακρακήν // Ανάπλασης, Μάιος – Ιούνιος, 1967. Σ. 190: «Где Тело Христово, там и Его Дух, потому, что Тело – это Его дом и Его храм (ναός)». Автор, без всякого сомнения, имел в виду также слова святого апостола Павла, что само наше тело является храмом Святого Духа (1 Кор 3:16; 6:19).

[2]* Отец Думитру Станилоэ имеет в виду службу семи суточных хвалений; более подробно об этом см.: Симон, свт., архиеп. Солунский. Премудрость нашего спасения. М., 2009. 640 с. (Прим. перев.)

[3]* В румынской традиции этот возглас звучит именно так; славянская традиция сохранила эту идею в аналогичном возгласе на Литургии Преждеосвященных Даров: «Верою и любовью приступим». (Прим. перев.)

[4]** В румынской традиции к причастию подходят с зажжённой свечой, которую перед самим причастием ставят на подсвечник. (Прим. перев.)

Перевод с румынского языка выполнен магистром философии, клириком Свято-Троицкого кафедрального собора (Корсунская епархия, Западноевропейский экзархат, Русская Православная Церковь) священником Иоанн (Ионом) Димитровым под редакцией священника Игоря Иванова по изданию: Stăniloae D., preot. Cultul Bisericii Ortodoxe, mediu al lucrărilor Sfântului Duh asupra credincioşilor // Ortodoxia. 1981. № 1. P. 1–12.


Источник: Димитров И., свящ. Перевод статьи профессора протоиерея Думитру Станилоэ «Богослужение Православной Церкви как среда действия Святого Духа на верующих» // Труды и переводы. 2020. №1 (3). С. 48–55. DOI 10.47132/2587-7607_2020_1_48



https://bogoslov.ru/article/6173001


2 просмотра