«Религиозная грамотность родителей оставляет желать лучшего»: интервью с Ольгой Васильевой

Глава Российской академии образования назвала цель преподавания основ религий в школах



Фото: minobr-penza.ru


С 1 сентября четвероклассникам будут преподавать предмет «Основы религиозных культур и светской этики» по новому учебнику. Его редактор, президент Российской академии образования Ольга Васильева рассказала «Газете.Ru», нужно ли школам погружать детей в сложные теологические вопросы и уместно ли использование на этом уроке современных технологий.


― В чем главная цель изучения религиозной культуры в светской школе?

― Проблема духовно-нравственного воспитания наших детей всегда была актуальной, но в последние годы, в эпоху цифровой трансформации, она становится еще острее.

Напомню, предмет «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) — необходимое звено в духовно-нравственном воспитании детей, в работе с родителями. Предмет не просто знакомит ребят с культурологическими основами мировых религий. Главное, на мой взгляд, в том, что он способствует воспитанию у детей гражданского сознания и уважения к российской культуре, формированию у ребят представлений о тех нравственных нормах и ценностях, которые являются традиционными для нашего общества. Таких как Отечество, семья, труд. Курс направлен на развитие у ребенка потребности поступать в соответствии с принципами, основанными на духовных традициях народов России.


― Можно ли безопасно погружать ребенка в сложные теологические вопросы в 10–11 лет и как это делать?

― Курс не погружает ребенка в сложные теологические вопросы. К этому готов далеко не каждый взрослый.



Учебник «Основы религиозных культур и светской этики. Основы православной культуры». Издательство «Просвещение». Фото: Священник Игорь Палкин /foto.patriarchia.ru

Наш учебник рассчитан на детей 10–11 лет. Это возраст, когда ребенок чрезвычайно восприимчив к любой информации, полученной на уроке. Зачастую именно в этот период вопросы, связанные с верой и религиозной нравственностью в их культурном преломлении, впервые ставятся перед школьником.

Однако, учитывая особенности развития ребенка, предмет необходимо преподавать особенно осторожно и деликатно, следуя принципу «не навреди».

Подчеркну, что авторы учебника полностью отказались от положенного за тираж вознаграждения. Эти средства будут направлены в общественный фонд, созданный РПЦ, и потрачены на дальнейшее развитие духовно-нравственного образования.


― Почему вопросы религии и ценностей православия предметно не обсуждаются в старшей школе, когда подросток ищет себя, свои ориентиры в жизни и особенно остро нуждается в наставлении? Есть ли планы расширить программу?

― Да, вы правы, подростковый период — сложный и интересный, ему свойственны поиски себя, своего места в мире. И религия, те позитивные нравственные идеалы, те ответы, которые она несет, в этом могли бы помочь многим ребятам. Но все-таки вопрос этот остается очень тонким, сложным. Это вопрос личного выбора и выбора семьи.

Отмечу, что есть много возможностей развивать ребенка и подростка в религиозном и нравственном отношении и вне школы. Это вопрос стремления родителей.


― Предполагаются ли в вашем учебнике современные форматы взаимодействия с контентом: QR-коды и ссылки на дополнительные материалы, проектная деятельность, дискуссии? И уместны ли они, когда речь заходит о религии?

― Мы живем в мире, который насквозь пронизан «цифрой», мы учим детей, которые родились чуть ли не со смартфоном в руке, поэтому отказываться от новых технологий и методик в преподавании ОРКСЭ было бы неуместно. Так, по заказу Синодального отдела религиозного образования и катехизации Русской православной церкви созданы десять короткометражных эпизодов сериала «Девочка и робот», посвященных основным понятиям и темам учебника, которые подаются через попытки девочки Кристины «очеловечить» ее друга-робота. Их можно показывать детям в ходе урока или предложить посмотреть дома с родителями. Это дополнительный материал, попытка в простой и интересной детям форме объяснить на самом деле сложные философские вещи. Скажем, почему нам важно учиться и трудиться.

Использование современных технологий — дело профессионализма и педагогической инициативы учителя. В силах педагога — расширить спектр возможностей и форм преподавания своего предмета, использовать интерактивные способы передачи информации, вовлечения родителей. Но вместе с тем не стоит забывать, что при всех возможностях, которые дает «цифра», она лишь расширяет набор инструментов учителя, но ни в коем случае не меняет фундаментальные основы образования. В основе всегда останется живое взаимодействие учителя и ученика.

Что касается проектной деятельности, то она не только уместна, но и предполагается нашим учебником. Творческим проектом может стать представление одной из библейских притч, а информационным — доклад-презентация, причем для него предлагается очень широкий выбор тем: от Крещения Руси до темы «Красота Божьего мира», которая предполагает рассказ об удивительных местах планеты, экзотических растениях и животных. Также ученики могут предложить и свою тему. То есть специфика курса «Основы православной культуры» заключается в неразрывной связи с другими школьными предметами — русским языком, литературным чтением, окружающим миром, изобразительным искусством, музыкой, технологией.


― Вопрос от родительской общественности: сейчас в школах есть жалобы на принудительное «сужение» программы до христианства. Как вы оцениваете подобную ситуацию?

― Она противоречит самому принципу организации изучения предмета. Россия — многонациональная, многоконфессиональная страна, в которой нельзя ограничивать преподавание только модулем «Основы православной культуры». Поэтому еще на этапе введения предмета родители самостоятельно выбирают модуль, по которому будет учиться их ребенок. Это могут быть основы не только православия, но и ислама, буддизма, иудаизма. Есть блок «Основы мировых религиозных культур» и «Основы светской этики».

В случае, когда преподавание курса сужается только до христианства, необходимо выяснять у руководства школы, почему так происходит.


― Как вы оцениваете религиозную грамотность современных родителей?

― К сожалению, и религиозная, и культурологическая грамотность родителей оставляет желать лучшего. Эта общая проблема не только наших школ, но и всего общества. Сказываются и советские, и 90-е годы, когда на людей хлынул почти неконтролируемый поток информации разного качества. Образовывать родителей, безусловно, нужно, но все-таки это не задача школы. В этом могут помочь высшие учебные заведения, реализующие программы дополнительного образования, просветительские курсы, которые рассчитаны именно на взрослых людей, стремящихся расширить свои знания.


― Должны ли учителя проходить, кроме профессиональной, конфессиональную аттестацию? Нет ли в этом морального противоречия: в школах огромное количество людей «советского» мировоззрения, и от них требуют преподавать религию и делать это увлеченно?

― Успех преподавания любой дисциплины, и тем более мировоззренческого характера, зависит от подготовки педагога. С рассказом о нормах религиозной морали лучше справится учитель, который и сам разделяет эти ценности. Без искреннего убеждения и глубокого понимания это может иметь довольно слабый эффект.

Поэтому участие религиозных организаций в подготовке учителей из конфессионально-религиозной среды стало бы большим подспорьем. Сегодня учителя, которым предстоит преподавать курс ОРКСЭ, проходят дополнительное обучение.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы объединить учителей, преподающих «Основы религиозных культур и светской этики» и «Основы духовно-нравственной культуры народов России» по всей стране, создать всероссийскую ассоциацию. Уверена, что такое тесное взаимодействие позволит педагогам поделиться друг с другом наболевшими проблемами, лучшими практиками и методиками.

Беседовала Ольга Рудашевская

28 апреля


Источник: "Газета.Ru"


http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=99743


1 просмотр